Теория коллективного сознания. Тейяр де Шарден

Теория коллективного сознания - Часть 2Даже если сказанное отдаленно и напомнило кому-то Борг, сам Тейяр де Шарден никогда бы с подобным сходством не со­гласился. Этот философ всегда настаивал на том, что объеди­нение людей и создание ими коллективного разума никогда не уничтожит человеческую индивидуальность. Наоборот, след­ствием будет укрепление индивидуальности. Как палеонтолог, в истории зарождения жизни и ее развития он находил этому не­мало примеров. Когда одноклеточные организмы, объединяясь, стали порождать многоклеточные, то отдельные клетки не уни­фицировались, а приобрели характерные отличительные черты, связанные с появившейся у них специализацией. Возникли обо­лочки и перегородки, глаза, нервная система.

Такое усиление отличительных черт прослеживается на каж­дой стадии эволюции. Когда человек разумный окончательно отделился от приматов, отдельные представители его рода стали проявлять все больше индивидуального — специализи­руясь по характеру деятельности, приобретая различные навы­ки, а также проявляя разные задатки. Одни люди становились охотниками, другие занимались земледелием, третьи в основ­ном изготавливали орудия труда. Приход новых технологий всегда подстегивал процесс специализации и разделения труда. Изобретение книгопечатания в 1455 году придало импульс ин­дивидуальному чтению и, как следствие, развитию личности. «Гамлет», написанный в 1600 году, стал первой на английской сцене пьесой, фабула которой разворачивалась вокруг крепнущего самосознания главного героя. Тейяр де Шарден умер за­долго до появления Интернета. Но, несомненно, этот философ приветствовал бы блоги и Facebook — как стимулы к крепнуще­му самовыражению индивидуальности. Тейяр предвидел, как на пике развития «усилится самосознание каждого, и чем боль­ше люди будут отличаться друг от друга, тем ближе они будут к точке Омеги».

Примеры того, как крепнет индивидуальность и усиливает­ся специализация, находятся в человеческой истории повсю­ду. Элхонон Голдберг (Elkhonon Goldberg) в книге «The New Executive Brain» отмечает, что развитие мозга непосредственно связано с растущим разделением труда. «Эволюция мозга, — пи­шет он, — дает нам урок: высокий уровень сложности не может регулироваться жестко организованными системами. Он тре­бует распределения ответственности и автономии на местах». Фронтальные доли обеспечивают некоторую координацию, но сам мозг относительно децентрализован. Для поддержания соб­ственной целостности ему требуется большой объем информа­ции и интенсивный обмен ею.

В сущности, Голдберг высказывает мысль о том, что та­кие же процессы индивидуализации происходят в политике и технологии. Усиление распада больших политических про­странств на меньшие части — например, развал Советского Союза на 15 независимых государств — служит своего рода ана­логией растущей специализации и дифференциации различ­ных областей мозга. Если смотреть с местной точки зрения, то ситуация хаотизируется. Однако в действительности беспоря­док подобного рода — предпосылка к формированию поряд­ка более высокого уровня. И он, в числе прочего, обусловлен и влиянием Интернета. Ученый считает, что благодаря бы­строй и тесной коммуникации между локальными автоном­ными областями Мировая Паутина в процессе своей эволюции превратится в «цифровые фронтальные доли головного мозга всего человечества».