Новый уровень интеллекта. Два миллиарда компьютеров

Новый уровень интеллекта - Часть 2Поговорим об Интернете, чтобы первым делом понять, на­сколько он «разумен» в наше время — и если нет, то способен ли стать таковым в будущем. Я бы начал с Винтона Грея Серфа (Vint Cerf), которого часто называют одним из «отцов Интернета», по­тому что он первым разработал и предложил коммуникационный протокол TCP/IP. Он теперь вице-президент Google. Согласно сведениям Серфа, общее число компьютеров, подключенных к Мировой Паутине, в 2009 году составило от 1,5 до 2 миллиар­дов. Не все из них работают в одно и то же время, напомнил мне Серф, поэтому итоговое число варьируется. Флуктуации вызы­вает также обращение Земли, из-за которого циклы день/ночь в разных странах различаются.

Два миллиарда компьютеров — это намного меньше, чем юо миллиардов нейронов в человеческом мозге. Если мы при­мем ту точку зрения, что сила интеллекта соотносится с числом доступных узлов, составляющих в совокупности общую сеть, то Интернет даже не приближается к человеческому разуму. К тому же, компьютеры не так разнообразны, как нервные клет­ки головного мозга. В главе 8 мы отмечали, что в последнем имеется много нейронов различных типов, выполняющих спе­циализированные функции. И они плотно взаимодействуют, поскольку многие типы соседствуют друг с другом в одном ку­бическом миллиметре мозгового вещества. В Интернете такого уровня специализации и интеграции мы не видим. Есть всего несколько типов компьютерных устройств: суперкомпьютеры, персональные, серверы, рутьеры, PDA (так называемые персо­нальные ассистенты, или наладонники. — Прим. пер.), мобиль­ные телефоны и компьютерные части в различном оборудова­нии. Вот, собственно, и все. В принципе, все компьютеры делают одну и ту же работу.

Мало того, они значительно менее взаимосвязаны, чем ней­роны головного мозга. Вспомните: каждый из них в среднем по­лучает исходящие сигналы от 7000 других нейронов — причем немало этих данных поступает одновременно. Компьютеры вза­имодействуют не так тесно, и каждый из них в единицу времени может обрабатывать только один бит информации.

Компьютеры не обладают и необходимой структурной слож­ностью. Интернет сам по себе не создает ни прямой, ни обратной связи, которые так важны для функционирования механизмов памяти и восприятия. В этом смысле Сеть — обширное собрание ресурсов. Допустим, вы захотите прочитать в онлайне газету New York Times. Получение кода страницы послужит сигналом для браузера запросить текст у одного компьютера, иллюстрации у другого и рекламные объявления у третьего. При таком подхо­де ваши личные предпочтения и ограничения при организации траффика в расчет не принимаются. Разумеется, Интернет мо­жет удерживать на жестких дисках массированные объемы дан­ных, но не требуйте от него понимания этой информации — он только хранит ее.

В сущности, Интернет сам ничего не делает. И зачем бы ему это нужно? Живые существа должны эволюционировать, чтобы выживать и оставлять потомство. На Всемирную Паутину в этом смысле факторы внешней среды не давят. Она получает всю требуемую ей «еду» и не страдает от хищников. Эволюционное давление, которое заставляло бы Сеть усложняться для самосо­хранения, отсутствует. Иными словами, в отличие от живых соз­даний в экосистеме, Интернет не имеет побуждений (включая формируемые внутренне) вести себя так, чтобы увеличить соб­ственные шансы на выживание.