Новый уровень интеллекта. Совершенно независимый интеллект

Новый уровень интеллекта - Часть 1Нейрон не может осознавать себя, однако агрегация из 10 миллиардов нервных клеток внутри черепа самосознанием об­ладает. Человеческий мозг знает, что существует, и ощущает происходящее. Более того, он может использовать язык симво­лов, изобретать орудия труда, создавать абстракции, представ­лять возможное будущее и строить планы для его реализации. Объект, способный к подобной деятельности, должен быть на­зван «разумным» в том смысле, в котором разум относится к лю­дям. Животные в своих действиях тоже обнаруживают нечто по­добное. Например, попугаи, возможно, пытаются считать, а шим­панзе, как было установлено наблюдением за ними, заостряют палки, чтобы использовать их в виде охотничьих орудий. То есть разум находит себе воплощение в более широких пределах, чем исключительно в границах человеческого мозга. Тем не менее, именно последний проявляет разумные черты в значительно большей степени, чем на это способны любые из животных.

Многие люди полагают, что любые достаточно большие и си­стемно организованные комплексы включаемых и отключаемых информационных ячеек по уровню интеллекта могут быть срав­нимы с умом человека. Исследователи, экспериментирующие с искусственным интеллектом, вот уже в течение нескольких десятилетий пытаются создать его на базе технологий, разраба­тываемых в Силиконовой Долине. В одном устройстве объединя­ются как можно больше схем и цепей, разрабатываются алгорит­мы для контроля и управления. Пока успехов не видно. Однако сможет ли достичь их в этом WWM — Всемирная Сеть Разума? Интернет объединяет миллионы компьютеров, а человечество включает миллиарды умов. Если связать их должным образом, сможет ли в результате такого объединения появиться новый
и совершенно независимый интеллект? И если такое случится, то как мы об этом узнаем?

Вопрос не столь академичен, как может показаться. Самосознание Всемирной Сети Разума — это будем мы сами, поскольку новая форма разума станет продуктом человеческой деятельности, соединененной с технологией. Но она же, вопло­щая в себе потенциал собственного развития, будет не только нами. Понимая, в какой мере она окажется управляемой или опасной, мы будем подготовлены к осознанию того, что несет ее появление.

В природе встречается немало примеров того, как сложные системы вырастают из комбинации относительно простых эле­ментов. Торнадо и ураганы спонтанно рождаются и так же рассе­иваются. Компьютерные программы используют автоматизацию отдельных блоков — как, например, игра «Жизнь» Джона Конвея (John Conway’s Game of Life), — и самостоятельно формируют сложные схемы взаимодействия (если правильно заданы все не­обходимые параметры). Тем не менее, подобные системы нельзя считать формой интеллекта. Они не обладают сознанием.

В природе встречаются также сложные и сознательные систе­мы. Первое, что вспоминается в качестве примера, — рептилии и небольшие млекопитающие. Но колонии муравьев и пчелиные ульи тоже подходят под данное определение. Как будет показа­но далее, первые способны «искать» пищу и «конкурировать» с другими такими же колониями в борьбе за доминирование. Однако эти системы, даже являясь определенными формами со­знательной жизни, не разумны в человеческом понимании этого слова. Они проявляют некоторые знания, но не могут осознавать обладания ими. Интроспекция остается недоступной. Ни му­равьи, ни пчелы не строят осознанных планов на будущее и не
могут реализовывать их. Нам следует прекратить обсуждение вопроса о сложных системах как таковых, а также о сознании, которое могло бы быть им свойственно: все это относительно да­леко от того, что нас интересует. Если Всемирной Сети Разума свойственно «просто сознание», а не самосознание, то она не от­крывает нам новых возможностей и не сулит новых угроз.