Компьютерный мозг. Немного статистики

Компьютерный мозг - Часть 2Область, в которой аксон одного нейрона встречается с ден-дритами другого, называется синапсом. Сила последних может различаться. Некоторые передают сигнал (потенциал действия) даже при слабом возбуждении, другие же нуждаются в более вы­соком уровне электрического заряда. Сила конкретного синапса может изменяться, иногда — очень быстро. Более того, нейроны постоянно создают новые синаптические связи, а в некоторых случаях — разрушают уже созданные. Вот почему геометрия свя­зей между ними постоянно изменяется. Поэтому точная конфи­гурация синапсов в определенный момент времени показывает, в какой именно области размещается очаг нервного возбуж­дения.

Сколько синапсов включает в себя человеческий мозг? Каждый кубический миллиметр новой коры содержит их от 860 миллионов до 1,3 миллиардов. По примерной оценке, в неокортексе их — от 164 до 200 триллионов. Общее же число синапсов в мозге в целом — значительно больше. В одном из исследований указывается: для составления карты-схемы всех синаптических связей мозга (при существующем уровне техно­логического развития) понадобилось бы ю тысяч работающих в автоматическом режиме микроскопов и 30 лет непрерывных наблюдений, а для записи полученных данных — компьютерный жесткий диск емкостью в 10 миллионов терабайт.

Это значит, что человек, который ночью смотрит в усыпан­ное мириадами звезд небо и думает, как он мал, воспринима­ет все ошибочно. Да, физически человеческое существо мень­ше Галактики. Однако его головной мозг содержит столько же нейронов, сколько она — звезд. А именно — юо миллиардов. (Забавно, но это сущая правда). К тому же синаптические свя­зи между нейронами позволяют передавать объем информации больший, чем тот, что возможен между звездами. Воздействовать друг на друга силами гравитации и, если расстояние не слишком велико, обмениваться тепловым излучением — вот и все, что те могут. Между тем, происходящее в головном мозге каждого из нас — на много порядков сложнее, чем что-либо в небе у нас над головами.

И лучшее тому доказательство я вижу вот в чем: когда бы че­ловек ни говорил себе, как он мал, Галактике нечего сказать ему в ответ. Она недостаточно сложна, чтобы иметь свои собственные мысли. Путь эволюции, вероятно, таков, что в процессе развития возникают меньшие по размерам, но все более сложные формы жизни. Галактики очень стары. Мозги же тех, кто обладает само­сознанием, пользуется языком и создает орудия труда, напротив, очень молоды.

Именно синапсы, а не нейроны превращают мозг в то, чем он является. Синаптические связи возникают и исчезают легко, по­тому что два нейрона в действительности никогда не соприка­саются в полной мере — между ними всегда остается небольшая щель. Этот промежуток могут заполнять особые химические ве­щества, и их присутствие позволяет дендритам передавать сиг­нал ядрам нейронов. Фундаментальным можно считать тот факт, что мозг представляет собой не столько электрическую, сколько химическую сеть взаимосвязей. В самих нейронах информация.

Передается посредством электрических импульсов, но между нейронами — с помощью химических веществ.