Компьютерный мозг. Интересное наблюдение

Компьютерный мозг - Часть 11Предположим, на экране что-то произошло. Пока не скажу, что именно случилось. Однако вот что делают собравшиеся. Те, кто обращает внимание на лица, заинтересованы, но не слиш­ком сильно. Восприимчивые к движению выказывают интерес — причем сильнее он у тех, для кого важно отметить движение слева направо. Предпочитающие красный цвет захвачены про­исходящим полностью. Так что, как вы полагаете, видно на экра­не? На дистанции показался Зоуи Дешанель (Zooey Deschanel). Он ведет Camaro красного цвета и движется слева направо. При наличии некоторого опыта можно заметить и другие детали: на­пример, гонщика в голубом автомобиле, едущего справа нале­во… Вот так и считывают информацию о мозговой деятельности вживленные электроды. Важны паттерны, ключевые схемы.

Проникновение вглубь мозга и исследование активности от­дельных нейронов позволяет подступиться к пониманию мысли­тельной деятельности ближе, чем при записи волны Р300 или определении уровня кислородного запроса, как это делается в fMRI-сканерах. Ученые разработали модель, показывающую, как возбуждение отдельных нервных клеток непосредственно со­относится с телесными реакциями. Однако Майкл Блэк (Michael Black), ученый-компьютерщик, сотрудничающий с Доногью, предостерег меня от поспешных выводов: смоделировать что-либо — еще не значит в полной мере понять соответствующее явление. Модель ничего не говорит о том, почему обезьяна или человек хотят сделать то или иное движение рукой. В конечном счете, остается лишь анализировать связанный с работой созна­ния внутренний опыт, полагаясь преимущественно на матема­тические корреляции, а не на питаемое эмпатией понимание. Ведущие описываемые исследования ученые ясно осознают, в чем заключается принципиальное различие. Доктор Блэк го­ворил мне, что наблюдение за активностью отдельных нейронов помогает «уяснить, каким образом, а не почему возникают опре­деленные реакции. Однако область понимания остается все еще настолько узкой, что дает лишь весьма ограниченную картину».

Успехи доктора Кеннеди оказались заметно скромнее, чем у Шварца или Доногью, поскольку речь — куда более сложное и комплексное явление, чем движения руки или ноги. И она го­раздо теснее связана с более высокими уровнями интеллекта. Все животные используют свои конечности, но только человек умеет говорить. «Расшифровать» человеческую речь — задача, на по­рядок более сложная, чем установить, какие сигналы нервной системы и каким образом управляют движениями нашего тела. Хотя, если взглянуть на все шире, то, в принципе, перед Кеннеди стоит та же задача. Он стремится выявить, как соотносятся воз­буждение некоторых нейронов и внутренняя речь человека. Это не совсем то, что считывать слова прямо из мозга. Сотрудники доктора Кеннеди стараются определить, какие процессы в двига­тельной зоне коры головного мозга контролируют гортань, язык и губы. Если с помощью компьютерной обработки данных выя­вить корреляцию между определенными схемами возбуждения нейронов (паттернами активности) и фонемами типа ах, ух и ооо, то Эрик сможет (по крайней мере, теоретически) мысленно про­говаривать то, что хочет сказать, и будет слышать, как компью­тер воспроизводит звучание его внутренней речи. Иначе говоря, последний в данном случае будет действовать в качестве рта.