Коммуникационные технологии. Не хорони себя в Интернете

Коммуникационные технологии - Часть 6Никакие новшества не улучшат человеческую жизнь, если они заставят людей хоронить себя в своих электронных раковинах. Многих из нас беспокоит мысль о том, что технологии позволяют человеку как бы ис­чезать в небольших электронных сетях ценой утраты общения в реальной жизни. Не проходит и недели, чтобы в каком-нибудь журнале не появилась статья о том, как губительны для живо­го разговора электронная почта, использование мобильного телефона, обмен текстовыми сообщениями, а также Facebook, Twittter и т. д., и т. п. The New York Times как-то описала семью из шести человек, включая 5-летнюю девочку, каждый член ко­торой начинает день, хватаясь за электронный гаджет — вместо того, чтобы поговорить друг с другом.

В страхах по поводу того, что технология мешает общаться, нет ничего нового. Из-за телеграфа и телефона люди тревожи­лись и пускались в философствования почти так же, как теперь из-за Интернета. Мне вспоминается роман 1880 года, назван­ный «Любовь по проводам. Романс точек и тире» ("Wired Love: A Romance of Dots and Dashes"). Это история о том, как телегра­фист и телеграфистка, размышляя, возникли ли между ними «настоящие отношения», занимаются — очень вежливо и в сти­ле викторианской эпохи — тем, что мы бы назвали виртуальным сексом (cybersex). Но заглянем еще дальше в прошлое. В диало­ге «Федр» Платон 2400 лет назад выражает тревогу о том, как письменность может отразиться на общении людей между со­бой. (Чтобы устранить сомнения относительно того, считать ли последнюю разновидностью технологии, спросите себя, как у вас появились ручка, чернила и бумага). В отличие от своего авто­ра, письменный текст не вовлечен в диалог: сколько ни спра­шивай, ответ всегда будет одним и тем же. Знания, утверждает Платон, могут существовать только во взаимном общении лю­дей. Поэтому, мол, позволяя подумать, будто их можно черпать и в чтении, письменное слово несет в себе угрозу тем узам, кото­рые связывают человеческие существа.

Этот спор настолько стар, что технология здесь совершенно ни при чем. Думаю, причина в конфликте между двумя проти­воположными стремлениями людей — к независимости и общ­ности. С одной стороны, каждый хочет быть самостоятельным и нуждается в собственном пространстве, а также закрытой для посторонних личной жизни (privacy). С другой — мы желаем, чтобы о нас знали и любили нас, и мы нуждаемся в близости и обществе других. Эти наши устремления постоянно конфлик­туют друг с другом. Какие бы новые средства для пребывания в одиночестве или в компании ни предлагались, это просто об­новляет старый конфликт, который длится уже тысячелетия — только технологии сменяют друг друга.

Я не пытаюсь найти решение этого конфликта, но хотел бы выйти за его границы, предложив новую перспективу. Применительно к двум полушариям мозга, противопоставле­ние автономности и единства существования не имеет смысла, поскольку быстрый информационный обмен эффективно под­держивает целостность головного мозга. Подобным же образом прямая связь между умами людей может трансформировать саму терминологию существующего спора. Мы должны переосмыс­лить, что означает быть индивидуумом — равно как и членом сообщества. Что произойдет, если в голове у каждого из нас поя­вится эмоциональный эквивалент Twitter, который будет прояв­лять себя каждое мгновение? А если у нас появится возможность общаться без слов с другими людьми тогда, когда мы мечтаем или грезим? Странные идеи, не правда ли? Однако 2272 тексто­вых сообщения в течение дня — разве это не казалось чем-то из ряда вон выходящим всего несколько лет назад? Представления подростков о том, как принято общаться, заметно отличаются от родительских.