Искусственный разум. Что-то странное

Искусственный разум - Часть 3

Инопланетянину объятия двух людей могли бы показаться чем-то странным и бесцельным. Ему бы, наверное, все виделось так: пара двуногих гуманоидов устремляется друг к другу, они соприкасаются фронтальными частями и охватывают один дру­гого верхними конечностями. Однако мониторинг, если бы та­ковой проводился, отобразил бы различные физиологические явления, происходящие в телах этих гуманоидов. Было бы от­мечено уменьшение кровяного давления и частоты сердечных сокращений. Еще мониторинг показал бы, что головной мозг начал вырабатывать нейротрансмитгеры (окситоцин, серото-нин и допамин), а уровень кортизола (гидрокортизона) в крови снизился.

Если бы один из гуманоидов был чем-то встревожен, наш пытливый инопланетянин заметил бы, что второй — более спо­койный — передает свое внутреннее состояние тому, кого обни­мает. Это похоже на то, как один нейрон передает сигнал друго­му, и на некоторое время электрический потенциал между ними выравнивается. Одно двуногое существо успокаивает другое.

Да, именно это и дают крепкие объятия: обнимаясь, люди находят внутреннее равновесие. Занятно, что разработанное Линасом устройство, использующее возможности нанопровод-ников, в определенном смысле делает то же самое: охватывает и уравновешивает, передавая определенные состояния инфор­мационным образом. И не стоит думать, что оно заполняет собой мозг: нанопровода не выходят за пределы системы капилляров. В физиологическом отношении мозг воспринимает кровоток в своих сосудах как часть внешней среды. Если в одну из вен вве­сти красящее вещество, позже его следы можно будет обнару­жить в любой ткани человеческого организма — кроме головно­го мозга. Если же это вещество ввести в область последнего, то в другие части тела оно уже не попадет.

Это становится возможным потому, что клетки, образую­щие капилляры мозга, прилегают друг к другу очень плотно. Настолько, что, фактически, преграждают пути проникновения в мозг для крупных молекул. Правда, есть несколько типов по­следних, которые, тем не менее, делают это вполне активно — молекулы кислорода, двуокиси углерода, глюкозы и алкоголя.

Во внутреннюю среду мозга также могут проникать и некоторые запрещенные наркотические вещества — этим и объясняется их действие. Однако все остальное (в том числе и бактерии) остает­ся за пределами этой среды. Такая преграда называется гемато-энцефалическим барьером (blood-brain barrier).

Таким образом, все находящееся в его капиллярах, голов­ной мозг воспринимает как часть внешней для себя среды. Применение нанопроводников — тончайших проводов из спе­циального материала — не требует никаких хирургических дей­ствий, за исключение введения их через вену. Не нужно сверлить кости черепной коробки или резать ткани мозга. В документа­ции к пилотному проекту (PBS pilot), которым он занимается, Родольфо Линас утверждает: «Самое привлекательное в техно­логии использования этих тончайших проводов заключается в том, что с их помощью вы извне подсоединяетесь непосред­ственно к головному мозгу». Для полноты аналогии представьте себе, что США — это только земная твердь, а все протекающие по Североамериканскому континенту реки принад лежат океану, и в этом смысле они — «вне Америки». Иными словами, если понимать все буквально, то мозговой имплант с нанопроводами всегда остается вне головного мозга. Они соприкасаются с помо­щью нанопроводников, но первый никогда не проникает в ткань второго. Имплант как будто крепко обнимает мозг, бережно сжимая его в объятиях новой структуры и обеспечивая самый интимный контакт с ним из всех возможных. И, как и должно быть при обнимании, является средством общения.